Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Константин Симонов: Государство не заинтересовано в развитии малых нефтяных компаний

19 июня 2018/ 10:17

Москва. Одной из наиболее острых тем обсуждения в отраслевом сообществе стала проблема развития малых нефтяных компаний в России. Мнения экспертов по данному вопросу разделились. Авторы проекта концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ предлагают государству создать благоприятные условия для работы малых предприятий с помощью налоговых льгот и других преференций. Эксперт Агентства нефтегазовой информации, советник НП Консорциум "СОЮЗНЕФТЕГАЗИНВЕСТ" Ришат Вахитов предлагает ВИНКам участвовать в развитии малых нефтедобытчиков, отдавая им на разработку собственные простаивающие скважины.

Свое мнение о проблемах, с которыми сталкиваются малые нефтяные компании, и способах их решения Агентству нефтегазовой информации высказал руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

 

- Константин Васильевич, как вы видите развитие малых нефтяных компаний в России? Должны ли они развиваться самостоятельно или при участии ВИНК?

- В России на долю ВИНК приходится практически вся добыча в стране, одна только Роснефть имеет 40% потенциальной добычи. Не раз мы обращали внимание на опыт США, где сегмент средней и малой добычи, в отличие от России, представлен довольно активно. Особенно это проявилось в период сланцевой революции, когда можно было наблюдать появление десятков компаний, которые сегментировали рынок. У таких компаний были приличные обороты.

Тут возникает дискуссия о социальном пути развития нефтяной добычи: как нам следует идти? Я сомневаюсь, что нам необходимо ради исключительно малого и среднего бизнеса заниматься дроблением ВИНКов до скважин.

Конечно, каждая модель развития имеет свои очевидные плюсы и минусы. Мелкие компании более мобильные и гибкие, с другой стороны, у них нет эффекта масштаба и нет возможности привлекать большие заемные ресурсы. Это говорит о том, что они не могут осваивать крупные проекты, инвестировать большие деньги в инновации. Российская нефтегазовая отрасль находится у порога довольно больших изменений. Усложняется ситуация с добычей в Западно-Сибирской нефтяной провинции, и все разговоры, которые 10 лет мы ведем про ТРИЗы, бажен, шельфы, становятся все более актуальными. Потенциал введенных месторождений через каких-то 5-8 лет подойдет к концу, и возникнет вопрос, кто же будет развивать тот же бажен. Малые компании? Если даже крупные компании инвестируют достаточно аккуратно в эти истории, то очевидно, что малые предприятия просто не обладают таким потенциалом. Но, тем не менее, мы понимаем, что у государства должна быть разумная смешанная стратегия, когда ВИНКи должны гармонично дополняться малыми компаниями как раз в тех сегментах, где крупным игрокам рынка работать неинтересно.

Я считаю, что малые компании не смогут позиционировать себя как филиалы или продолжение ВИНКов. Это возможно лишь в том случае, когда ВИНКи самостоятельно создают и развивают малые инновационные компании. Например, модель ЛУКОЙЛа - компания РИТЭК. Это небольшая компания, которая была создана специально для отработки инновационных технологий по ТРИЗам. РИТЭК фактически является инновационным офисом в апстриме ЛУКОЙЛа, и они благополучно функционируют уже не один год.

Сегмент малых и средних компаний связан с добычей на тех месторождениях, которые ВИНКам в силу ряда причин неинтересны. А причина одна - низкая маржинальность. Сюда можно отнести обводненные и низкодебитные скважины или скважины, которые удалены от основных провинций. Доработка таких скважин с помощью малых нефтяных компаний помогла бы получить несколько десятков миллионов тонн дополнительной добычи.

Развитие малых нефтяных компаний – это, на мой взгляд, задача государства. Именно оно должно создать такие условия, чтобы предприятия могли появляться и функционировать. Конечно, привлекательные куски ВИНКи давно забрали, поэтому необходимо найти долю, где малые компании могли бы работать. Это касается не только добычи, но и геологоразведки. Известна канадская модель, когда малые компании занимаются первичным изучением недр, если они совершают открытие, то они выставляют его на юниорскую биржу, где крупные компании, у которых есть инвестиции, берутся за разработку. У нас такой юниорской биржи нет, хотя это не так сложно сделать, было бы желание.

В России же, в свою очередь, есть несколько образцовых компаний, которые демонстрируют, что малый бизнес в нефтяной отрасли есть и очень неплохо существует. Например, Иркутская нефтяная компания -  эффективное, успешно развивающееся предприятие, но оно уже служит красивой витриной для правительства. Нам предоставляют красивую картинку успешной работы малых нефтяных компаний, также очень активно обсуждается сделка с ОПЕК о сокращении добычи, многие вообще утверждают, что скоро нефть будет не нужна как товар, и в этой ситуации многие начинают думать о том, а нужно ли увеличивать добычу. А в реальности получается, что пока мы занимаемся этими размышлениями, США за несколько лет увеличили добычу в два раза и нас уже обогнали, при этом не размышляя на тему, нужна нефть или нет. Перед Россией встает вопрос, как теперь конкурировать с американцами на китайском рынке, так как США уже в Китай собираются увеличивать поставки. Вот вам и пример того, как пока мы занимаемся бессмысленными дискуссиями, другие страны занимаются делом.

 

- А насколько целесообразно со стороны ВИНКов отдавать собственные заброшенные скважины малым нефтяным компаниям для разработки?

- Модель действительно разумна, потому что то, что не нужно ВИНКам, могли бы взять малые компании. ВИНКи не будут думать о том, как бы сделать так, чтобы малые нефтяные предприятия комфортно существовали вокруг нас. Но модель «нам это не нужно, а вы берите и делайте» возможна, так как у ВИНКов очень много простаивающих скважин.

Если возникает какой-то маржинальный сегмент, то там вполне могут появиться деньги, и тут необязательно должны быть люди, связанные с нефтянкой. В этом и суть регуляторов, чтобы создать эффективную нишу, куда придет инвестор. Если будут условия, то компании смогут проводить анализ, оценку и рентабельность, после чего появится возможность выйти на рынок с этим предложением.

 

-Некоторые эксперты считают, что проблемы малого сектора нефтегазодобычи могут и должны решать сами независимые предприятия данной сферы, но для этого нужны изменения в законодательстве. Вероятно ли введение налоговых льгот со стороны государства и как скоро это может произойти?

- Я считаю, что государству это неинтересно. Есть у Минэнерго задача обеспечить добычу. А как проще это сделать? Взять и договориться с ВИНКами, которые помогут решить этот вопрос.

В переработке такая же история, все говорят о том, что нет конкуренции. Так она будет, для этого необходимо сделать так, чтобы появилась отдельная от ВИНКов переработка. Но никому это неинтересно.

То же самое и в сегменте малого бизнеса - все понимают, что не так сложно внести соответствующие изменения в законодательство.

Просто от малых компаний эффект будет не таким колоссальным, как от добычи ВИНКов. Крупные предприятия отчитываются о приросте на одном проекте в 7-10 млн тонн, а малые нефтяные компании таких результатом продемонстрировать не смогут. Поэтому наши регуляторы откладывают развитие и поддержку малых предприятий в папочку, до лучших времен. Это для государства не приоритетная задача, в связи с чем тема висит уже много лет.

Развитию малых нефтяных компаний может послужить и поддержка на региональном уровне, здесь опять в пример можно привести Иркутскую компанию. Также и с юниорской биржей, возьмите канадскую модель и перенесите, модель есть – ее даже придумывать не надо, но это же надо изучать, законы вносить.

 

- Не возникнет ли такая ситуация, что в итоге все малые нефтяные компании станут «дочками» ВИНКов. Насколько такие опасения обоснованы?

- Такой исход тоже возможен, малые нефтяные предприятия могут полностью исчезнуть как подвид деятельности. Поэтому речь  должна идти не о судьбе нынешних компаний, а о том, что необходимо создать условия, чтобы эти компании в гораздо большем количестве появились. Нужно сделать так, чтобы ВИНКи поделились не интересующими их скважинами.

А если дело пойдет и дальше без изменений, то возникнет ситуация, что малые компании будут окончательно добиты, на рынке останутся только средние предприятия, которые как-то встанут на ноги и выдержат ситуацию.

Просмотров 3230
Комментарии
Александр Хуршудов
06.08.2018

Сергею Ветчинину. Я с удовольствием с Вами соглашусь, если Вы приведете мне хоть один пример, когда малое предприятие благополучно закончило разработку месторождения, достигло проектного КИН и сдало лицензию государству. Мне не приходилось встречать таких, но может быть, Вам повезло больше?

Сергей Георгиевич Ветчинин, советник Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», 63 года
02.07.2018

Уважаемый Александр Григорьевич, а "АссоНефть" и не призывает государство "нянчиться" с малыми компаниями. Мы хотим лишь того, чтобы "правила игры" в отрасли были настроены не только с учетом специфики бизнеса ВИНК (как делается сегодня), но и небольших компаний, оптимально приспособленных для разработки мелких месторождений, не интересных ВИНК. По статистике именно таких месторождений становится в МСБ страны всё больше. Вот мы и говорим государству - собственнику недр: "Если хотите рационального использования «малых» недр, тогда учтите в правилах госрегулирования специфику бизнеса небольших компаний, которые лучше всех приспособлены для работы с небольшими месторождениями».

Александр Григорьевич, вот, Вы пишите малых компаниях так: «Ни одна из них довести до конца разработку месторождения не в состоянии, как только появляются убытки, малое предприятие отдает Богу душу.... А ликвидация брошенных объектов достается государству....».
Ну, во-первых, это не соответствует реальной практике: очень многие небольшие независимые компании, не только доводят до конца разработку закрепленных за ними месторождений, но и открывают при этом новые. Но, да, бывают и негативные примеры. И как правило, они случаются именно в существующих условиях, когда, повторюсь, небольшие компании вынуждены работать по правилам, не приспособленных под их специфику. Не нянчиться с ними надо, а менять правила игры в отрасли. Повторюсь, если государству интересна разработка мелких месторождений.

Александр Хуршудов
02.07.2018

Не надо государству няньчиться с малыми нефтяными компаниями. Ни одна из них довести до конца разработку месторождения не в состоянии, как только появляются убытки, малое предприятие отдает Богу душу.... А ликвидация брошенных объектов достается государству....

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

11.01.2019
"ЛУКОЙЛ-Азербайджан" возглавил Айдар Абдуллин

18.03.2019 Гасанов Мехман Али оглы

Я вас приветствую и поздравляю что вы стали Директором ЗАО ЛУКОЙЛ-АЗЕРБАЙДЖАН.Благодарю за качественный продукцию,не смотря что сам я живу в России часто приходится ездить в Баку.Хорошо что есть в Баку ЛУКОЙЛ.В России и в Азербайджане заправится одним же топливом,здорова.Еще раз благодарю и поздравляю .Кстати брат родной работает в Баку на АЗС ЛУКОЙЛ.

13.03.2019
ПОЛИЭФ в 2018 году выпустил рекордный объем ПЭТ

14.03.2019 Иванов Иван Иванович

Посмотрим как поведет себя лист клена и липы после установки ваших каталиков...

07.03.2019
Роман Самсонов: От сформированных рабочих групп Минэнерго ждет поддержку в анализе и подготовке решений по НГК

12.03.2019 Бембеев Андрей Васильевич

Полностью согласен и поддерживаю начинание. Готов поделиться опытом.

01.03.2019
Андрей Власов: "Газпром нефть шельф" нужны предложения по производству высокотехнологического оборудования для освоения шельфа Арктики

05.03.2019 Павлов Анатолий Тихонович,

Есть наработки и проект электроразведки ЗСБ с интерпретацией по двум параметрам - удельному сопротивлению и вызванной поляризации. Испытан на малых глубинах прототип на Улешовской нефтебазе на предмет выявления зараженных углеводородами подземных пластов. Впервые в мире получен результат с разрешением 1,5-3%. Есть намерение увеличить глубинность под нефтегазовые задачи с сохранением полученного разрешения. Дело в том, что на шельфе по льду у метода электроразведки ЗСБ просто нет альтернативы. Ищем заинтересованные в реализации организации. Презентация результатов по малоглубинке и проекта https://yadi.sk/i/wlVNj6Si3LWkWf

17.01.2013
Хуршудов Александр Григорьевич

03.03.2019 Армен Мамиконян

Спасибо, Александр Григорьевич! Ваше видение и оценки отражают интересы народа и интересы России!

25.02.2019
Ушел из жизни заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Иван Рынковой

25.02.2019 Кузнецов Г.Н. 72 года

Светлая память Ивану Ивановичу от всех нас, кто с ним работал, уходит поколение покорителей Самотлора...истинных трудяг нефтяники, чьми достижениями до сих пока ещё держится экономика страны... От ветеранов Мегионэнергонефти

07.02.2019
СКР начал проверку информации о невыплате зарплаты строителям «Ямал СПГ»

18.02.2019 Вальковский Михаил Сергеевич 33 года

Сергей какие шансы могут быть когда суд деньги взыскивает а куда они делись не понятно заработная плата даже частично не выплачена!При звонках АРБИТРАЖНОМУ УПРАВЛЯЮЩЕМУ секретарь берет и говорит что денег нет и не будет !

04.02.2019
Анатолий Нестеров: Транспортировка природного газа в виде гидратов может составить альтернативу СПГ

07.02.2019 Оптимист, 62 года

Пример для пессимистов.
Первая газовая скважина в сланцевых пластах была пробурено в США в 1821 году, а промышленная добыча сланцевого газа началась в начале 2000-х годов. В "Газпроме" о сланцевом газе тоже долгое время говорили как об иллюзии. Благодаря сланцевому газу в США смогли резко и быстро нарастить добычу природного газа. Сейчас в США на сланцевый газ приходится 40% от общего количества добываемого в стране природного газа. Благодаря в том числе и "сланцу", США попытаются вытеснить "Газпром" из Европы. Вот тебе и иллюзии.

07.02.2019
В Тюмени «мусорная» реформа продолжает внедряться, несмотря на протесты

07.02.2019 николаев владимир, 57 лет

Гений мусорного полководца внушает оптимизм, но не нам...

03.02.2019
В Тюмени состоялся митинг против роста тарифов на вывоз мусора

04.02.2019 Карнаухов Олег Анатольевич 55 лет

главное, во всей этой мусорной афере, это то что, народу, навязано заключение прямых договоров! то есть исключены из процесса УК с ТСЖ и прочие самоорганизующиеся структуры по решению общих коммунальных вопросов, как юридические лица... тем самым, жители оставлены один на один с мощными юридическими службами корпораций, для заведомого проигрыша -им. и, данная проблема, не только в отношение новоявленных мусорщиков, но и других ресурсных монопольщиков... с целью извлечения максимальной прибыли -любыми способами!

Индекс цитирования