Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Константин Симонов: Государство не заинтересовано в развитии малых нефтяных компаний

19 июня/ 10:17

Москва. Одной из наиболее острых тем обсуждения в отраслевом сообществе стала проблема развития малых нефтяных компаний в России. Мнения экспертов по данному вопросу разделились. Авторы проекта концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ предлагают государству создать благоприятные условия для работы малых предприятий с помощью налоговых льгот и других преференций. Эксперт Агентства нефтегазовой информации, советник НП Консорциум "СОЮЗНЕФТЕГАЗИНВЕСТ" Ришат Вахитов предлагает ВИНКам участвовать в развитии малых нефтедобытчиков, отдавая им на разработку собственные простаивающие скважины.

Свое мнение о проблемах, с которыми сталкиваются малые нефтяные компании, и способах их решения Агентству нефтегазовой информации высказал руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

 

- Константин Васильевич, как вы видите развитие малых нефтяных компаний в России? Должны ли они развиваться самостоятельно или при участии ВИНК?

- В России на долю ВИНК приходится практически вся добыча в стране, одна только Роснефть имеет 40% потенциальной добычи. Не раз мы обращали внимание на опыт США, где сегмент средней и малой добычи, в отличие от России, представлен довольно активно. Особенно это проявилось в период сланцевой революции, когда можно было наблюдать появление десятков компаний, которые сегментировали рынок. У таких компаний были приличные обороты.

Тут возникает дискуссия о социальном пути развития нефтяной добычи: как нам следует идти? Я сомневаюсь, что нам необходимо ради исключительно малого и среднего бизнеса заниматься дроблением ВИНКов до скважин.

Конечно, каждая модель развития имеет свои очевидные плюсы и минусы. Мелкие компании более мобильные и гибкие, с другой стороны, у них нет эффекта масштаба и нет возможности привлекать большие заемные ресурсы. Это говорит о том, что они не могут осваивать крупные проекты, инвестировать большие деньги в инновации. Российская нефтегазовая отрасль находится у порога довольно больших изменений. Усложняется ситуация с добычей в Западно-Сибирской нефтяной провинции, и все разговоры, которые 10 лет мы ведем про ТРИЗы, бажен, шельфы, становятся все более актуальными. Потенциал введенных месторождений через каких-то 5-8 лет подойдет к концу, и возникнет вопрос, кто же будет развивать тот же бажен. Малые компании? Если даже крупные компании инвестируют достаточно аккуратно в эти истории, то очевидно, что малые предприятия просто не обладают таким потенциалом. Но, тем не менее, мы понимаем, что у государства должна быть разумная смешанная стратегия, когда ВИНКи должны гармонично дополняться малыми компаниями как раз в тех сегментах, где крупным игрокам рынка работать неинтересно.

Я считаю, что малые компании не смогут позиционировать себя как филиалы или продолжение ВИНКов. Это возможно лишь в том случае, когда ВИНКи самостоятельно создают и развивают малые инновационные компании. Например, модель ЛУКОЙЛа - компания РИТЭК. Это небольшая компания, которая была создана специально для отработки инновационных технологий по ТРИЗам. РИТЭК фактически является инновационным офисом в апстриме ЛУКОЙЛа, и они благополучно функционируют уже не один год.

Сегмент малых и средних компаний связан с добычей на тех месторождениях, которые ВИНКам в силу ряда причин неинтересны. А причина одна - низкая маржинальность. Сюда можно отнести обводненные и низкодебитные скважины или скважины, которые удалены от основных провинций. Доработка таких скважин с помощью малых нефтяных компаний помогла бы получить несколько десятков миллионов тонн дополнительной добычи.

Развитие малых нефтяных компаний – это, на мой взгляд, задача государства. Именно оно должно создать такие условия, чтобы предприятия могли появляться и функционировать. Конечно, привлекательные куски ВИНКи давно забрали, поэтому необходимо найти долю, где малые компании могли бы работать. Это касается не только добычи, но и геологоразведки. Известна канадская модель, когда малые компании занимаются первичным изучением недр, если они совершают открытие, то они выставляют его на юниорскую биржу, где крупные компании, у которых есть инвестиции, берутся за разработку. У нас такой юниорской биржи нет, хотя это не так сложно сделать, было бы желание.

В России же, в свою очередь, есть несколько образцовых компаний, которые демонстрируют, что малый бизнес в нефтяной отрасли есть и очень неплохо существует. Например, Иркутская нефтяная компания -  эффективное, успешно развивающееся предприятие, но оно уже служит красивой витриной для правительства. Нам предоставляют красивую картинку успешной работы малых нефтяных компаний, также очень активно обсуждается сделка с ОПЕК о сокращении добычи, многие вообще утверждают, что скоро нефть будет не нужна как товар, и в этой ситуации многие начинают думать о том, а нужно ли увеличивать добычу. А в реальности получается, что пока мы занимаемся этими размышлениями, США за несколько лет увеличили добычу в два раза и нас уже обогнали, при этом не размышляя на тему, нужна нефть или нет. Перед Россией встает вопрос, как теперь конкурировать с американцами на китайском рынке, так как США уже в Китай собираются увеличивать поставки. Вот вам и пример того, как пока мы занимаемся бессмысленными дискуссиями, другие страны занимаются делом.

 

- А насколько целесообразно со стороны ВИНКов отдавать собственные заброшенные скважины малым нефтяным компаниям для разработки?

- Модель действительно разумна, потому что то, что не нужно ВИНКам, могли бы взять малые компании. ВИНКи не будут думать о том, как бы сделать так, чтобы малые нефтяные предприятия комфортно существовали вокруг нас. Но модель «нам это не нужно, а вы берите и делайте» возможна, так как у ВИНКов очень много простаивающих скважин.

Если возникает какой-то маржинальный сегмент, то там вполне могут появиться деньги, и тут необязательно должны быть люди, связанные с нефтянкой. В этом и суть регуляторов, чтобы создать эффективную нишу, куда придет инвестор. Если будут условия, то компании смогут проводить анализ, оценку и рентабельность, после чего появится возможность выйти на рынок с этим предложением.

 

-Некоторые эксперты считают, что проблемы малого сектора нефтегазодобычи могут и должны решать сами независимые предприятия данной сферы, но для этого нужны изменения в законодательстве. Вероятно ли введение налоговых льгот со стороны государства и как скоро это может произойти?

- Я считаю, что государству это неинтересно. Есть у Минэнерго задача обеспечить добычу. А как проще это сделать? Взять и договориться с ВИНКами, которые помогут решить этот вопрос.

В переработке такая же история, все говорят о том, что нет конкуренции. Так она будет, для этого необходимо сделать так, чтобы появилась отдельная от ВИНКов переработка. Но никому это неинтересно.

То же самое и в сегменте малого бизнеса - все понимают, что не так сложно внести соответствующие изменения в законодательство.

Просто от малых компаний эффект будет не таким колоссальным, как от добычи ВИНКов. Крупные предприятия отчитываются о приросте на одном проекте в 7-10 млн тонн, а малые нефтяные компании таких результатом продемонстрировать не смогут. Поэтому наши регуляторы откладывают развитие и поддержку малых предприятий в папочку, до лучших времен. Это для государства не приоритетная задача, в связи с чем тема висит уже много лет.

Развитию малых нефтяных компаний может послужить и поддержка на региональном уровне, здесь опять в пример можно привести Иркутскую компанию. Также и с юниорской биржей, возьмите канадскую модель и перенесите, модель есть – ее даже придумывать не надо, но это же надо изучать, законы вносить.

 

- Не возникнет ли такая ситуация, что в итоге все малые нефтяные компании станут «дочками» ВИНКов. Насколько такие опасения обоснованы?

- Такой исход тоже возможен, малые нефтяные предприятия могут полностью исчезнуть как подвид деятельности. Поэтому речь  должна идти не о судьбе нынешних компаний, а о том, что необходимо создать условия, чтобы эти компании в гораздо большем количестве появились. Нужно сделать так, чтобы ВИНКи поделились не интересующими их скважинами.

А если дело пойдет и дальше без изменений, то возникнет ситуация, что малые компании будут окончательно добиты, на рынке останутся только средние предприятия, которые как-то встанут на ноги и выдержат ситуацию.

Просмотров 2074
Комментарии
Сергей Георгиевич Ветчинин, советник Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», 63 года
02.07.2018

Уважаемый Александр Григорьевич, а "АссоНефть" и не призывает государство "нянчиться" с малыми компаниями. Мы хотим лишь того, чтобы "правила игры" в отрасли были настроены не только с учетом специфики бизнеса ВИНК (как делается сегодня), но и небольших компаний, оптимально приспособленных для разработки мелких месторождений, не интересных ВИНК. По статистике именно таких месторождений становится в МСБ страны всё больше. Вот мы и говорим государству - собственнику недр: "Если хотите рационального использования «малых» недр, тогда учтите в правилах госрегулирования специфику бизнеса небольших компаний, которые лучше всех приспособлены для работы с небольшими месторождениями».

Александр Григорьевич, вот, Вы пишите малых компаниях так: «Ни одна из них довести до конца разработку месторождения не в состоянии, как только появляются убытки, малое предприятие отдает Богу душу.... А ликвидация брошенных объектов достается государству....».
Ну, во-первых, это не соответствует реальной практике: очень многие небольшие независимые компании, не только доводят до конца разработку закрепленных за ними месторождений, но и открывают при этом новые. Но, да, бывают и негативные примеры. И как правило, они случаются именно в существующих условиях, когда, повторюсь, небольшие компании вынуждены работать по правилам, не приспособленных под их специфику. Не нянчиться с ними надо, а менять правила игры в отрасли. Повторюсь, если государству интересна разработка мелких месторождений.

Александр Хуршудов
02.07.2018

Не надо государству няньчиться с малыми нефтяными компаниями. Ни одна из них довести до конца разработку месторождения не в состоянии, как только появляются убытки, малое предприятие отдает Богу душу.... А ликвидация брошенных объектов достается государству....

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

10.07.2018
Тюменцам летом придется заплатить за отопление

11.07.2018 Гурский Сергей Анатольевич 46

Цифры небольшие и платёж только за отопление, никаких перерасчётов за весь период отопления или его части не было. Осталось пять дней - за пять и платим, ничего необычного. Просто люди знают что отопление отключили, вот и не поняли что происходит.

06.07.2018
Алексей Конторович: Для разработки баженовской свиты необходима госпрограмма на уровне проектов освоения космоса СССР

10.07.2018 Иванов АА

правительство в скором будущем поймет что это хороший продукт переработки востребован на рынке на эти цели уже выделены деньги.

03.07.2018
Тюменские газопотребители уличили Бориса Хачатурова во лжи

05.07.2018 Алекс Дубаев 44 года

Объявить нелегитимной карточку абонента, причём всех сразу - это, конечно, полный беспредел. Мне кажется, человек окончательно разочаровал людей в Газпроме. А про клиентоориентированность... Тут полный косяк.. Человек вместо того, чтоб решить одну проблему, и в самом деле ввёл в заблуждение остальных.

04.07.2018
Павел Завальный: АЗС следует оснастить системой удаленного контроля качества и количества бензина

04.07.2018 Антипенко Игорь

Собственники АЗС должны четко знать, что если они будут нечестно вести бизнес, то у них заберут разрешение на право занятия данным бизнесом. А закон и должна дума прописать и как можно быстрее принять! От качества топлива зависит и экология и средства в карманах населения.

02.07.2018
Александр Хуршудов: Нефть дорожает на сомнительных данных американской статистики

03.07.2018 Александр Хуршудов

Кушайте на здоровье! Как говорится: Вы просите песен - их есть у меня...:))))

02.07.2018
Нижневартовский нефтегазовый форум инноваций и инвестиций состоится 14-15 ноября

02.07.2018 Киселёв Дмитрий Дмитриевич, 58 лет

По моему мнению, наиболее актуальной темой может быть "структура запасов и проблемы восполнения. Стратегия ГРР "старых" месторождений"

28.04.2017
Рустам Камалтдинов: "ГЕОТЕК Сейсморазведка" показывает хорошие результаты

26.06.2018 Сеидов Сеид 57 лет

Здравствуйте Рустам!
Хорошее интервью о хорошей работе.
В 2008 году в Ашхабад приезжали представители ГЕОТЕК. Сейчас Вы не работаете в Туркмении? ТАПИ - Вы в курсе об этом проекте? Если есть интерес к этой теме свяжитесь со мной. Мой телефон: +99365890807.
С уважением, Сеид.

18.06.2018
В Москве назначено повторное собрание кредиторов подрядчика "Ямал СПГ" - ООО "Ямалспецстрой"

26.06.2018 Лузина Евгения Валентиновна, 52 года

Дубров Вячеслав Игоревич 29
19.06.2018
ну сомнений нет, что вахтовикам всё выплатят, на Ямал спг с этим строго. был случай, что через суд все выплатили рабочим и вопрос закрыт. я там сколько ни был, не было такого, чтобы народ кидали без денег после вахты.
"С ЭТИМ СТРОГО"!!! :))) Ну, да.... Полтора года - это, конечно, строго! Строже не бывает. Интересно, а пени, которые набежали за эти полтора года, вахтовикам выплатят согласно ТЗ или простят? а инфляция за полтора года?

22.06.2018
Хачатуров признал личный кабинет потребителя газа "филькиной грамотой"

24.06.2018 Bulagem, 42

Это беспредельщики, испытано на собственном опыте. Я думаю, они исполняют некий заказ по дискредитации власти в стране.

18.06.2018
Роман Самсонов: Цифровизация в РФ должна изменить управление нефтегазовой отраслью на всех уровнях

21.06.2018 Шраго Иосиф Леонидович, 60

Позволю себе немного критики.
Историческая:
1. Цифровизация началась не в 90-х.
Уже в 1968 г. под руководством Э. Е. Лукьянова создается макет станции контроля параметров бурения и проводятся ее испытания.
В 1972 г. приказом по Главтюменнефтегазу (В. И. Муравленко) в составе треста «Тюменьнефтегеофизика» (в Мегионской ПГК) впервые в стране создается служба контроля параметров процесса бурения, позже переименованная в службу геолого-технологических исследований (ГТИ).
В 1978 г. на Гомельском полигоне СПКБ БА (г. Речица) были успешно закончены испытания первой в стране полностью автоматизированной буровой установки Уралмаш 125А.
В 1987 г станция САОБ (Станция автоматизации и оптимизации бурения - развитие системы управления Уралмаш125А), как отдельное изделие, успешно прошла межведомственные испытания в г. Чернигов (Петрушевская площадь).
В те же годы СПКБ БА занималось проблемами распознавания нефтеностных скважин, предсказанием осложнений и всего прочего, что в статье приписано к задачам текущего дня.
Сущностная:
1. Непонятна логическая основа утверждения:- "Использование 3D-технологий позволяет нефтегазовым компаниям стать конкурентными на глобальном рынке". С чего вдруг красивые картинки, которые показывают на конференциях и совещаниях стали предпочтительнее системы, которая просто выдаст координаты, глубину и профиль скважины, которая даст оптимальный выход УВ? Или воспитанные на комиксах современные специалисты только картинки воспринимают? И при чем тут конкуренция на глобальном рынке, когда все используемые технологии визуализации разработаны ТАМ?
2. Следующее утверждение - "Большие перспективы есть, в частности, в области развития цифровых технологий для прогнозов и анализа геолого-технологических огромных массивов данных (Big data) с новыми системами визуализации подготовки принятия решений." выглядит крайне слабым, в связи с тем, что нет этих самых BigData геолого-технологических данных. А нет их потому, что десятилетиями уничтожается отрасль получения этих самых данных, а именно, службы ГТИ. Их стараются вовсе не использовать, не платить им. На тендерах РН годами используется принцип минус 15% от прошлогодних цен. Да и данных этих ГТИ запрашивают и используют самую малость - около 30 параметров, в то время, как станции могут дать около 700.
3. Если внимательно приглядеться к тем участкам текста, в которых говорится об успехах автоматизации, то видно - это относится к бизнес-процессам. Раньше это называлось электронный документооборот. Т.е. система, которая не позволяет нерадивому менеджеру сослаться на неполучение какого-либо запроса или директивы. Как было написано еще в 60-х годах - предполагалось, что компьютеры заменят существующий формат делопроизводства, но они стали теми костылями, которые удержали эту махину от полного распада. Так, внедрение электронного документооборота в СПБГУ привело к утроению бумажного документооборота. Красиво, я считаю.
4. Утверждение: - "Программа импортозамещения, простимулировавшая поиск альтернативных решений в России и странах БРИКС, уже дает не плохие результаты" также подлежит критическому осмыслению. Отсыл на зависимость от импорта в базовой части IT сферыв спекулятивен так как международные корпорации, изделия и ПО которых мы используем работают на все страны мира и потому, вполне чисты от различного рода закладок и каверз, поскольку будучи обнаружены, что не сложно, нанесут такой вред фирме-изготовителю, что поставит под сомнение сам факт ее существования. И проблем-то - покупайте честно лицензии и ничего вам за это не будет. С другой стороны, обсуждение этого вопроса в рамках БРИКС, подразумевает участие Китая в решении проблемы IT-самостийности, что, конечно, к самостийности не имеет никакого отношения, но и более опасно, чем обычно думают, ибо не далее как два года назад ведущим специалистам ГАЗПРОМа была продемонстрирована китайская закладка в ПО контролера обеспечивающего весь ввод/вывод на материнской плате персонального компьютера. С помощью этой закладки во время демонстрации было продемонстрировано полное отключение компьютера при попытке открыть документ с кодовым словом.
5. "Центр дистанционного управления и контроля за процессом проходки скважины уже больше похож на пульт управления космическим аппаратом, а процесс управления уже не связан с рутинными процессами сбора исходной информации." - в России всего пять поставщиков решений удаленного мониторинга строительства скважин и на сходство с пультом управления звездолетом они не то, что не претендуют - вовсе не тянут. Невозможно бурить скважину без сбора исходной информации, которая собирается с помощью датчиков.Также, невозможно бурить скважину без присутствия профессионала на ней, потому-что ГНВП вы удаленно не ликвидируете, да и вообще - буровики учатся пять лет в институте и всю жизнь на буровых. Наверное, это все потому, что профессия сложная. В качестве примера - при бурении на озере Восток, только одному человеку удавалось получить керны длиной свыше 70 см. Одному на все скважины всех групп из разных стран. Это информация к размышлению для всех любителей 3D- картинок, считающих, что остальное их программисты за пару месяцев нашкрябают. Так вот - не нашкрябают и за год.
6. Надежды на Сколково. Это очень модно и бюджетно-заманчиво - нет слов. НО. Напомню, что только в прошлом году Сколково умудрилось объявить конкурс на создание консорциума по геомеханическому моделированию, создать этот консорциум, а после, начать искать специалистов по проводке скважин и всего прочего, что связано с этим.
7. Цифровизация добычных скважин и 24 триллиона. Ну, про 24 триллиона много говорить не нужно - это много, и это главное, и никто на такие траты не пойдет. А вот про цифровизацию можно сказать следующее - устьевые арматуры на работающих скважинах никто менять не будет и дросселя с вкладышами как стояли там, так и будут стоять и гидродинамические испытания скважин для вывода их на оптимальный режим может провести только грамотный оператор лично на скважине. Для этого его надо учить. Средства для этого в стране есть. Цифровые. И давно.

Индекс цитирования